Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Материал комментируют:

Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Сергей Хестанов

Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Тамара Сафонова

Нефтяные цены лихорадит. После катастрофического обвала в понедельник на фоне разрыва сделки России с ОПЕК уже к утру 10 марта они пошли вверх. Но если падение составило порядка 30%, став сильнейшим за последние 30 лет, то отыграть пока удалось лишь 7%.

Тем временем, некоторые аналитики предрекают падение цен на нефть в ближайшие дни до $ 20 за баррель. Способствует этому и действия Саудовской Аравии, которая фактически является лидеров ОПЕК, и ситуация с коронавирусом, который уже чувствительно ударил по мировой экономике, и торговые войны, которые наблюдаются последние годы.
«Таких медвежьих комбинаций не было с начала 30-х годов. Падение цен только началось», — цитирует президента консалтинговой компании Rapidan Energy Group Боба МакНалли Forbes.

Экономист Михаил Делягин считает, что происходящее похоже на генеральную репетицию глобальной депрессии, однако предлагает не паниковать раньше времени.
«Мир катится в Глобальную депрессию, все будет ужасно, но не прямо сейчас — у нас будет паническая спекулятивная неделя, которую надо просто пережить. И после пятницы, 13-го, ситуация нормализуется, — скорее всего, до августа», — полагает он.

Преждевременно, по его мнению судить и о курсе рубля.

Читайте также
Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Девальвация была неизбежна: Правительство Мишустина готовит очередную подставу рублю
Население готовится к самому худшему варианту

Глава Минэнеро Александр Новак и вовсе уверяет, что ситуация на нефтяном рынке остается в рамках прогноза.

«Российская нефтяная отрасль обладает качественной ресурсной базой и достаточным запасом финансовой прочности, чтобы оставаться конкурентоспособной при любом прогнозируемом уровне цен, а также сохранять свою долю на рынке. При этом правительство будет уделять особое внимание стабильному снабжению отечественного рынка нефтепродуктами и сохранению инвестиционного потенциала в секторе», — заявил он 9 марта на совещании по экономическом вопросам.

При этом заверил, что все социальные обязательства перед гражданами будут выполнены. Правда, самих граждан последовавшее падение рубля изрядно напугало и в пункты обмена валют даже выстроились очереди.

Профессор кафедры финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков считает, что падение рубля продолжится, хотя о конкретных цифрах говорить сложно из-за разнонаправленности рынков. По его мнению, падение рубля отразится. Прежде всего, на заграничных поездках и ценах на импортные товары.

«Понять, насколько поднимутся цены, элементарно — смотрим, насколько вырос доллар относительно рубля, и тогда можно грубо спрогнозировать и подорожание!, — заявил он.

Эксперт считает, что несмотря на снижение покупательной способности россиян, радикального подорожания товаров первой необходимости, вероятно, не будет.
Исполнительный директор ООО «Независимое аналитическое агентство нефтегазового сектора», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС Тамара Сафонова считает, что в сложившейся ситуации источником падения спроса нефти является Китай, который ограничивает импорт энергоресурсов.

— Россия в сложившейся ситуации снижает объем экспортных поставок, в частности, в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Это влияет и на снижение предложения на мировом рынке. Китай также сокращает импорт энергоресурсов и из других стран, в том числе США, стран ОПЕК. Как можно экспортировать незаконтрактованные объемы?
Думаю, что само снижение потребления приведет к снижению экспортных поставок. Когда страна снижает экспортные поставки, она либо увеличивает распределение ресурса внутри страны, либо ограничивает нефтедобычу. Рынок потребителя сам приведет к равновесному состоянию мировое производство нефти.

«СП»: — Как изменятся цены на нефть в ближайшей перспективе?

— Мы всегда рассматриваем три прогноза: пессимистичный, оптимистичный и базовый. Базовый сценарий НААНС-МЕДИА в ближайшую неделю предполагает диапазон цен $ 34−37 за баррель. Оптимистичный — 37−39, пессимистичный — ближе к 30.

«СП»: — Насколько сильно повлиял на обвал цен разрыв сделки с ОПЕК?

— По нашему мнению, произошло несколько событий, которые расшатывают нефтяной рынок. Во-первых, перегретый фондовый рынок. Плюс проблемы с закредитованностью и населения США, и китайских компаний. Но самое большое влияние на обвал цен оказало распространение коронавируса и отсутствие согласованного решения по увеличению объема ограничений на дополнительные 1,5 млн. баррелей в сутки в рамках ОПЕК+. Эти факторы и по отдельности ведут к кризису, а в совокупности они приумножают влияние друг друга.

«СП»: — Если смотреть пессимистичный сценарий, когда ждать новый обвал?

— Существует определенная цикличность кризисных явлений в мире. Последний кризис был зафиксирован в 2008 году, цикличность может составлять 12 лет, в 20-ом году кризисные явления уже повторяются.

Многое зависит от скорости противодействия распространению коронавируса не только в Китае, но и в мире. Таких ситуаций, чтобы вирус так сильно влиял на энергоносители не было. Ситуация нестандартная, требует мобилизации усилий на международном уровне. В целом инвесторы, торгующие на биржевых площадках, находятся в неопределенности в связи с отсутствием единых решений, противодействующих как росту производства углеводородов, так и сокращению потребления традиционных топлив.

Советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие брокер» доцент РАНХиГС Сергей Хестанов отметил, что прогнозировать с «нормальной точностью» движение нефтяных цен невозможно.

— Первый, кто это сделает, получит Нобелевскую премию по экономике. К сожалению это невозможно, потому что на нефть, помимо чисто экономических факторов, влияет множество политических, а также персональных решений отдельных крупных участников рынка и политиков.

Самая большая интрига — связано это падение с будущим циклическим кризисом мировой экономики или нет. Мы поймем это в течение примерно квартала. Если это падение связано только с ценовой войной и вспышкой коронавируса, карантинные меры по которому оказали свое влияние, то мы увидим через какое-то время постепенное восстановление. Если происходящее — это начало циклического кризиса, то это гораздо серьезнее и с более длительными последствиями.

Забавно то, что в ближайшие месяцы должно определиться по какому сценарию мы пойдем, но гадать сейчас по какому именно — это тыкать пальцем в небо.

«СП»: — Что ждать от курса валют, который резко взлетел?

— Это еще не резко. Долгие годы в России работала формула, которую в шутку называли «формула Кудрина» — заложенная в бюджет стоимость барреля нефти делилась на стоимость нефти марки Brent, и это равнялось прогнозу по курсу рубля. Чуть ли не десятилетия эта формула работала прекрасно. В кризисные периоды она начинает работать хуже из-за того, что хорошо она работает при выполнении двух условий: 1. стабильный уровень госрасходов, 2. ЦБ (не важно в каком объеме) стабильно покупает валюту. Но ЦБ уже заявил и о прекращении покупок, и о возможных продажах. Поэтому в ближайшее время формула будет работать плохо. Как показывает опыт, со временем все стремится к средним значениям и формула снова заработает.

Чтобы понимать, что ждет рубль, важно понимать, что даже сложившиеся сейчас курсы для балансировки бюджета недостаточны. Если цена на нефть надолго (краткосрочное падение ЦБ легко парирует) — на один-два квартала — останется на уровне 10 марта, то рубль должен ослабиться еще очень заметно.

«СП»: — Насколько? До 100?!

— Куда-то в тот район. Я не хочу называть точную цифру, потому что все расчеты справедливы, если не будет меняться уровень госрасходов и не будет активных действий со стороны ЦБ.

Как показывает опыт 2015 года государство все-таки попытается парировать падение курса рубля и, скорее всего, госрасходы сократят. Уже, например, прозвучало заявление об отмене строительства дорогостоящей магистрали Москва-Казань, а это большие деньги. Цифра около 100 — это с оговоркой «если госрасходы не сократят». Но их сократят, потому что это безумие их не сокращать в таких условиях.

Обычно Минфин, ЦБ, правительств начинают осмысленно реагировать на изменение внешних условий примерно через квартал. Сейчас реакция шоковая, психологическая и большая часть серьезных ведомств и министерств выжидают, потому что помнят 2008 год, когда нефть падала до 27, но недолго там задержалась. Все успели испугаться, но макроэкономические последствия наступить не успели.

Читайте также
Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Обвал рубля похоронит индексацию пенсий и пенсионную реформу
Деньги в стране есть, но россияне их не увидят, как бы власть ни пыталась успокоить

Но мы не знаем: если это действительно кризис, то каким он будет. Кризисы есть двух принципиально разных видов. Есть циклические как в 2008 — когда резко упали и также резко восстановились. Их еще V-образными называют.

А есть и второй вариант, о котором никто не говорит, ибо страшно. Я застал распад СССР, и тогда был структурный кризис (или трансформационный, или L-образный) — когда жизненный уровень 1986 года восстановился где-то к 2001−2002 годам. Это типичный пример структурного кризиса.

Никто не знает, куда мы пойдем, поэтому, скорее всего, выдержат паузу, потратят сколько-то резервов. Тем более, что заговорили о досрочных выборах в Госдуму, а обычно перед выборами власти стараются поддерживать более-менее нормальный уровень инфляции, потребления и так далее.

Но если в течение квартала или двух нефтяные цены не восстановятся, то вероятен сценарий движения рубля заметно вниз. Механизм очень понятен: официально около трети доходов федерального бюджета — это поступления от экспорта, неофициально — где-то около половины. Рубль не может устоять, если падает нефть. Он вынужден будет обесцениться, чтобы нормально сбалансировать бюджет.

«СП»: — Госрасходы — это и социальные обязательства государства перед гражданами, которые господин Новак пообещал выполнить. Но если будут такие проблемы, то цены наверняка вырастут. И как это компенсирует потери и в целом отразится на уровне жизни?

— Господин Новак прав — соцобязательств в валюте у нас нет. И у нас есть волшебная машина — называется печатный станок, которую никто не отменял. Новак-то прав, но чуть-чуть не договаривает: то, что соцобязательства в рублях будут выполнены не значит, что благосостояние не упадет. Они же в рублях обещали — вот вам в рублях, радуйтесь. А народу для утешения включат громкую песню по телевизору про импортозамещение. Я уже заметил, как рубль падает, сразу обязательно начинают муссировать эту тему — такая утешительная терапия.

Читайте также
Нас ждет такой кризис, о котором власти даже говорить страшно

Профессор Симчера: Запас прочности у рубля и власти — 6−10 месяцев
Курс национальной валюты дойдет до 90 руб./$ — народ призывает менять рубли, а не Конституцию

«СП»: — То есть падения уровня жизни не избежать?

— Абсолютно. Если в федеральном бюджете примерно треть доходов это поступление от экспорта, то и треть потребительской корзины среднего россиянина — это импортные товары. Причем во многих товарах, которые в быту считаются чисто российскими, есть импортная компонента.

Например, молоко. Казалось бы, трава, наша, буренки наши, крестьяне наши, но при этом средства защиты животных импортные, оборудование по розливу, отработке, упаковке импортное, расходные материалы импортные. И получается, что 10% (плюс-минус) в товарах, которые считаются российскими, импортные компоненты. И за счет этого ослабление рубля неизбежно снизит жизненный уровень.

Пока российским властям удается очень хорошо обеспечивать макроэкономическую стабильность, то есть при любых скачках цен на нефть, даже в 2008 году, с федеральным бюджетом всё было хорошо. И основной инструмент, с помощью которого он адаптировался к таким скачкам цен на нефть — это ослабление рубля.

Но до какой степени можно пользоваться этим механизмом без риска нарушить социальную стабильность? Пока я нашел очень грубый критерий (который для практики не годится, но годится для философии) — чаще всего революции, бунты, социальные проблемы начинались тогда, когда средний уровень жизни среднего гражданина (не бомжей или верхушки общества, которые во все времена живут одинаково) падал примерно в 3 раза. Если сравнивать с 2013 годом, то где-то раза в полтора уровень упал. Пока есть двукратный запас. То есть если раза в 2 упадет, то нас и ждут очень интересные социальные процессы. Бесконечно решать проблемы только за счет девальвации не получится.

Обвал цен на нефть и курса рубля, последние новости

Паника взорвет курс доллара: прогноз на неделю

Девальвация: эксперты рассказали, чем грозит России падение цен на нефть

Эксперт про обвал рубля: это спекулятивный курс